Война в бокажах

Прорыву с Нормандского плацдарма в результате успеха операции «Кобра», немецкому контрудару, приведшему к образованию Фалезкого котла и обрушению немецкого фронта во Франции, предшествовало лобовое наступление на укрепленные немецкие позиции в условиях труднопроходимой местности. Живые изгороди-бокажи и многочисленные водные преграды крайне затрудняли продвижение вперед. Одним из таких эпизодов войны в бокажах являлось наступление 4-й и 83-й пехотных дивизий от Карентана в направлении Перье.

Настоящая статья основана на квалификационной работе капитана Уильяма Калнена, написанной при обучении на специальных офицерских курсах при Пехотной школе в Форт-Беннинг, шт. Джорджия, в 1948-1949 гг. Калнан в 1944 году занимал должность командира 3-го взвода роты «С» 308-го инженерно-саперного батальона 83-й пехотной дивизии и описывает, на основе личного опыта, действия инженерно-саперного взвода, поддерживающего пехоту при преодолении водных преград.

Полковник Вильям М. Калнан
 (William Michael Calnan, 1910-2010)
Выпускник Вест-Пойнта 1943 года, за действия в Бельгии награжден 
Серебряной звездой, участник Корейской и Вьетнамской войн.
Вышел в отставку в 1970 г.

Для статьи работа дополнена автором сведениями из документов 83-й пехотной дивизии, снабжена иллюстрациями и картографическим материалом. Все единицы измерения переведены в метрическую систему.

На момент кампании в Нормандии 308-й инженерно-саперный батальон 83-й пехотной дивизии состоял из роты штабной и обслуживания и трех инженерно-саперных рот. Дивизия, на основе своих пехотных полков, 329-го, 330-го и 331-го, формировала боевые группы, в состав которых передавалась одна инженерно-саперная рота.

Рота «С» входила в состав 331-й пехотной полковой боевой группы, куда помимо 331-го пехотного полка входили также 908-й батальон полевой артиллерии и рота «С» 308-го медицинского батальона. Рота находилась или в прямом подчинении полка или ее взводы передавалась батальонам. 3-й взвод роты «С» взаимодействовал с 3-м батальоном 331-го пехотного полка. Инженерные работы в тыловой зоне обычно осуществлялись подразделениями корпусного или армейского подчинения.

3-й взвод состоял из управления и трех инженерно-саперных отделений. Управление состояло из командира и взводного сержанта, оружейника, техника, двух водителей и располагало 1/4-тонным грузовиком и грузовиком для взводного имущества. Оружейник и техник обслуживали взводное вооружение, не имеющие постоянного расчета: три тяжелых пулемета, три реактивных гранатомета и 12,7 мм пулемет, установленный на взводном грузовике. В их ведении находились саперный, подрывной и плотницкий комплекты, а также прочее взводное имущество: миноискатели, огнеметы и бензопилы. Три отделения состояли из 13 человек каждый, включая водителя отделенного грузовика, и были вооружены винтовками М1. По выгрузке имущества отделенный грузовик мог использоваться как самосвал.

83-я пехотная дивизия в Нормандии высадилась 18 июня и 26 июня сменила 101-ю воздушно-десантную дивизию на оборонительных позициях южнее Карентана. К 3 июля завершилась перегруппировка войск для реализации третьей фазы вторжения — прорыву из Нормандского кармана. VII корпус, в состав которого вошла 83-я пехотная дивизия, должен был начать наступление 4 июля из окрестностей к юго-западу от Карентана в направлении Перье. Зона атаки была ограничена на западе рекой Сев, а на востоке — болотистыми, недавно затопленными берегами реки Таут. В самом широком месте коридор наступления имел ширину менее 5 км.

Первоначальный план предполагал, что 83-я пехотная дивизия атаковала первой и по достижении Сентени через ее позиции атаковала 4-я пехотная дивизия, за которой в прорыв вводились 9-я пехотная и 3-я бронетанковые дивизии.  Немецкая 7-я Армия ожидала наступления после 1 июля в предположении, что основные усилия будут направлены от Карентана к Перье. Для противодействия наступлению была развернута 17-я танко-гренадерская дивизия СС «Гёц фон Берлихинген», поддерживаемая 2-й танковой дивизией СС «Райх» и 6-м парашютным полком.

Наступление началось 4 июля в 04:45 после 30-минутной артподготовки и к концу длинного летнего нормандского дня  дивизия прошла дорого стоившие ей 600 метров. 5 и 6 июля прогресс в продвижении был примерно такой же и для усиления давления через правый фланг дивизии во второй половине 7 июля атаковала 4-я пехотная. К 8 июля обе дивизии продвинулись примерно на 2000 метров.

Действия VII корпуса 4-7 июля,
 задачи 83-й пехотной дивизии и реальное положение к вечеру 7 июля

Начальная цель наступления была достигнута только утром 9 июля, когда 2-й батальон 331-го пехотного полка вышел в автостраде Карентан-Перье в районе Сентени и к 17:00 полностью занял город. На его левом фланге 3-й батальон столкнулся с сильным сопротивлением и не смог пересечь дорогу Сентени — Буа Гримо.

Шато де Буа Гримо, почтовая карточка
(archives-manche.fr)

На утро 10 июля 331-й пехотный полк располагался на линии, идущей к югу от Сентени и к северу от Буа Гримо, имея 2-й батальон в окрестностях Сентени, 3-й — за Буа Гримо и 1-й в резерве. Для новой атаки 3-му батальону  был придан танковый взвод роты «С» 746-го бронетанкового батальона и который и. о. командира батальона майор Гарольд Браун передал в распоряжение роты «I». Для обеспечения продвижения танков в живых изгородях, роте также был передан 3-й взвод роты «С» 308-го инженерно-саперного батальона.


Расположение подразделений к северу от дороги 
Сентени - Буа Гримо перед атакой утром 10 июля.

Живые изгороди представляли собой земляные насыпи, ограничивающие каждое поле и каждую дорогу. Высотой до 3 метров, обсаженные виноградной лозой, кустарниками и деревьями, изгороди оказывали большую помощь защитникам, немецкие солдаты умело занимали позиции, копая укрытия для защиты от американской артиллерии. Во многих случаях в изгородях прокапывались амбразуры для обеспечения огня по фронту. Танки умело размещались за живыми изгородями и маскировались так, что первым свидетельством их присутствия был выстрел с близкого расстояния.

При подготовке к атаке 3-й взвод сформировал две группы миноискания по три человека, а для каждого оставшегося солдата были подготовлены 7-килограммовые заряды ТНТ. Для подрыва живых изгородей применялся следующий метод, два таких заряда закладывались в живую изгородь на расстоянии 3 метров между собой и на высоте примерно 2/3 от верха изгороди. Обычно требовалось 2-3 минуты для группы из 3 человек чтобы разместить заряды и соединить примакорд, детонатор и воспламенитель. Получаемый в результате подрыва проход был достаточен для танка М-4.

Укладка группой бойцов 30-й пехотной дивизии зарядов
для проделывания прохода в живой изгороди,
(105th.org)

Когда в 09:15 батальон выдвинулся со своих позиций к северу от дороги, 3-й взвод наступал вместе с головным взводом роты «I». Преодолев дорогу и ограждающую ее изгородь, примерно по одному отделению инженеров и пехоты под плотным огнем противника достигли следующей живой изгороди в 50 метрах позади дороги, но, прежде чем заряды были заложены в изгородь, командир танкового взвода отдал приказ начать движение с дороги на поле. Три танка вышли на поле, имевшее габариты 40 метров в ширину и 60 в длину, и два остались на дороге. В это время открыл огонь замаскированный немецкий танк, выключивший двигатель и не принимавший участие в бою до этого момента. Ограниченные в маневре и  неспособные определить местоположение врага американцы вели огонь наугад и за несколько минут боя три танка были подбиты, один из которых сгорел, а четвертый получил попадание в гусеницы и был обездвижен. Затем немецкий танк перенес огонь на пехоту и рота «I» была вынуждена отойти за дорогу.

Танк М4 подбитый немецой противотанковой артиллерией 15 июля,
предположительно, принадлежал 746-му бронетанковому батальону
(2nd Armored Ordnance Maintenance Battalion, facebook.com)

Взвод остался с ротой «I» в ожидании дальнейших распоряжений и вскоре последовал приказ командира 3-го батальона переместиться на правый фланг в расположение роты «L». Рота смогла продвинуться вперед, закрепилась на дороге, и требовалось обеспечить движение 76,2-мм противотанковой пушки М5 роты «С» 802-го батальона истребителей танков на позицию с которой можно было уничтожить немецкий танк. Инженеры срезали мешающую изгородь и пушка была перемещена на позиции роты «L», тем не менее, оказалось невозможным поразить танк с любой доступной позиции. С наступлением сумерек серьезно истощенный 3-й батальон был контратакован и отступил на позиции, которые занимал утром, к северу от дороги.

76,2-мм противотанковая пушка М5 802-го батальона истребителей
танков (буксируемого) на улице Сен-Мало, август 1944 г.
(guns.com)

11 июля в 09:00 3-й батальон снова атаковал в направлении Буа Гримо.  Взвод не имел в этот раз особых задач и поддерживал батальон в атаке, находясь в готовности к разминированию и разграждению препятствий. Движение было медленным и к исходу дня батальон продвинулся только до дороги. Инженеры получили задачу выставить боевое охранение вдоль линии соприкосновения, чтобы дать отдохнуть обескровленным ротам батальона. Примерно в 23:30 полковым приказом взвод был освобожден от  этой задачи и вернулся в ротное расположение для подготовки к задачам следующего дня.

12 июля в ходе боя с окопанными танко-пехотными группами противника 3-й батальон незначительно продвинулся вперед. Взвод получил задачу на ремонт основной линии снабжения полка и обустройство ответвления до дороги, ведущей в Буа Гримо с северо-запада. Подтопленная грязная дорога, служившая основной линией снабжения, едва позволяла разъехаться двум машинам, а с недавними дождями и постоянным использованием машинами снабжения, танками и машинами скорой помощи ее состояние быстро стало критическим. Земляные работы обеспечили дренаж, а худшие участки были засыпаны обломками разрушенных зданий, для подвоза которых использовались отделенные грузовики. Новое ответвление было расчищено при помощи ротного бульдозера. Работы часто прерывались вражеской артиллерией, пристрелявшей обе дороги.

Грунтовая дорога в живых изгородях,
зона действия 331-го пехотного полка
(История 331-й боевой группы)

На 13 июля была запланирована общая полковая атака. На этот раз  продвижение танков и пехоты было относительно быстрым в силу массированной артиллерийской поддержки и скоординированной атаки большими силами. 1-й батальон на левом фланге атаковал через деревню Ла Ланд и занял сухой участок за ней, после чего был переведен в резерв. 2-й батальон в центре и 3-й  справа атаковали и захватили Буа Гримо, к полудню выйдя к болотистой местности южнее и сходу ее форсировали.

Взвод поддерживал 3-й батальон, проделывая проходы в живых изгородях. При пересечении болота взвод получил задачу расчистить от мин дорогу справа от батальона и восстановить мост через дренажную канаву, если он взорван. После чего продолжить атаку вместе с батальоном будучи в готовности к разминированию и разграждению препятствий. Дорога была зачищена, а мост оказался неповрежденным.

На южной стороне болота дорога, шедшая параллельно и обсаженная живыми изгородями, оказалась завалена деревьями и была едва проходима. Взвод перенаправили на расчистку дороги и обустройство прохода к Шато д’Оё, которое находилось примерно в 800 метрах к югу от болота. Работа была завершена к концу дня под спорадическим обстрелом немецкой артиллерии. Противник знал, что проход был сделан и обстреливал южные подходы к болоту. Обстрел начинался несколько раз, когда инженерам требовалось выйти на открытое пространство.

Шато д'Оё, почтовая карточка
(archives-manche.fr)

Ночью 13 июля 3-й батальон продвинулся примерно на 900 метров к югу от Шато д’Оё имея слева 2-й батальон, который своим флангом уперся в реку Таут. Соседи справа, 329-й пехотный полк, продвижения не имели и в неприкрытый фланг батальон был контратакован. Атака имела деморализующий эффект и батальон оказался разрезан на две части. Часть откатилась назад к Шато д’Оё, а около 120 человек оказались отрезаны на протяжении следующих двух дней.

Батальоны 331-го пехотного ночью 13 июля
перед немецкой контратакой. Ла Ланд, Шато д'Оё и Оё.

На более высокой местности южнее Шато д’Oё размеры полей были несколько больше, а дороги получше. Существующая дорога через болото попала в зону действия 329-го пехотного полка и поэтому 331-му полку была необходима была своя, обустройство которой 14 июля поручили 3-му взводу. Был выбран маршрут от Буа Гримо на юг через болото, позволяющий обеспечить проход 1/4-тонных грузовиков с минимальными объемом работ по подсыпке и устройству гати. Взвод построил мост через ручей, в южной части болота новая дорога была соединена с дорогой идущей к Шато д’Оё и дополнительно проложена дорога в направлении Оё. Взвод подвергался беспокоящему артиллерийскому обстрелу который был довольно точным, вероятно, наблюдатели располагались в Ла Вард или в  Ле Обрэ.

За 15-16 июля 2-й и 3-й батальоны, имея справа 329-й полк, продвинулись вперед и вызволили отрезанную часть 3-го батальона. 2-й батальон достиг деревни де Сен, но был контратакован танками и пехотой и откатился назад. 17 июля VIII корпус, в состав которого была передана 83-я пехотная дивизия, получил приказ прекратить наступление, в связи с планированием операции «Кобра». 4-я пехотная дивизия была отведена и передана в состав VII корпуса и 4-я бронетанковая дивизия закрыла правый фланг дивизии. Линия фронта 83-й дивизии проходила от стыка дивизий северо-восточнее Ре к юго-востоку до реки Таут, южнее Ле Каналь.

Примерная линия фронта 83-й пехотной дивизии,
Ре - Ле Каналь

17 июля 2-й и 3-й взвода роты «С» установили перед оборонительными позициями 2-го и 3-го батальонов 331-го полка минное поле и трехрядное заграждение из спиралей колючей проволоки. Мины и проволока доставлялись  1/4-тонными грузовиками с прицепами как можно ближе к позициям и  далее переносились на руках.

Новая задача 331-го полка заключалась в смене направления атаки и форсирование реки Таут. В тот же день 1-й батальон в 18:00 предпринял безуспешную попытку форсировать реку Таут в направлении «полуострова» Ла Вард. Новая попытка планировалась на 3 часа утра следующего дня и в сумерках из состава взвода была выслана инженерная разведка.

Выяснилось, что недавно затопленная немцами в качестве оборонительной меры местность юго-восточнее Ле Каналь почти полностью высохла за исключением участка шириной 5,5 метров и около 2 м глубиной в котором имелся брод, позволяющий организовать одностороннее движение. В распоряжении  3-го взвода отсутствовало мостовое оборудование, способное обеспечить переправу 1-го батальона, но под покровом ночи 18 июля 1-й взвод установил 15-метровый мост Бэйли через реку Таут на северном конце мощеной дороги Ле Мулен — Ла Вард. Планом атаки предусматривалось, что как только 1-й батальон форсирует реку у Ле Каналь по мосту Бэйли ему на помощь пройдут танки и противотанковые орудия. За 3-м взводом остались работы по установке импровизированных пехотных мостов для 1-го батальона.

40-метровый мост Бэйли, построенный в августе ротой "А" 
308-го инженерно-саперного батальона через два разрушенных пролета 
виадука в Динане, Бретань
(indianamilitary.org)

Из-за крутизны берегов первоначальный план закрепления направляющих канатов, используя которые пехотинцы могли бы перебраться на тот берег, был отвергнут. Было решено построить простые мосты из  досок 76х305х3600 мм которые перевозились на прицепе взводного грузовика. Доски переносились вручную до места переправы и скреплялись болтами. Это был самый быстрый и самый тихий способ провести пехоту через ручей под покровом темноты.

В 3:00 атаку возглавили инженеры, шедшие перед каждой штурмовой ротой. Форсирование шло медленно, но без обнаружения противником. Вскоре после того, как роты покинули место переправы, район подвергся сильному артиллерийскому обстрелу противника. Пехота пересекла оставшуюся часть пути, но встреченная сосредоточенным огнем из автоматического оружия и танковых пушек отступила.

Карта к действиям 18-22 июля,
Ле Каналь, Ле Мулен и "полуострова"
Ла Вард и Ле Обрэ

В ночь с 19 на 20 июля 3-й батальон должен был атаковать по дороге из Ле Мулен на Ла Вард. Для сокращения пути между 3-м батальоном и оставшейся частью полка, 3-му взводу было приказано отремонтировать дорогу Оё — Ле Мулен, движению по которой препятствовали бомбовые воронки. Работы начались в дневное время, но были прекращены из-за артнаводчиков врага на «полуострове» Ла Вард, вызывавших точный артиллерийский огонь всякий раз, когда необходимо было выйти на открытый участок и возобновились только ночью.

20 июля в 03:30 3-й батальон без артподготовки нанес удар вдоль дороги. Внезапная атака позволила батальону закрепиться на «полуострове». Но когда батальон достиг конца 1300-метровой дороги в Ла-Варде, обнаружилось, что там взорваны два моста. Мосты не были нанесены на карту и не обнаружены разведкой ранее. Под огнем инженеры доставили и установили пролеты колейного моста над проломами. Два участка установленного моста были повреждены артиллерийским огнем, один участок был заменен в 12:00, а другой в 18:00. Как раз перед тем, как их заменили, мост Бейли в Ле Мулен был также уничтожен артиллерией. Пехота лишилась поддержки танков и противотанковых орудий и после мощной контратаки 21 июля 3-й батальон был вынужден отступить с «полуострова» с большими потерями.

В период с 21 по 24 июля 331-й пехотный полк ограничился патрулированием южнее деревни де Сен. Предполагалось продолжить атаки через де Сен с форсированием реки Таут в направлении Маршезьё, когда на левом фланге 25 июля началась скоординированная атака VII корпуса (Операция «Кобра»). Эта атака, первоначально запланированная на 18 июля, была отложена из-за погоды, препятствовавшей воздушной поддержке.

Стратегические бомбардировщики идут на бомбардировку
немецких позиций у Сен-Ло, 25 июля 1944 г.
Начало операции "Кобра"
(История 331-й боевой группы)

Тем временем сильная немецкая позиция на «полуострове» Ла Вард представляла определенную угрозу. С этой позиции враг мог атаковать через дорогу на Ле Мулен в тыл 331-го и 329-го пехотных полков. Считалось также возможной атаковать из Ла Вард через «полуостров» Ле Обрэ в тыл 330-го пехотного полка который под оперативным контролем 9-й пехотной дивизии продвинулся от Трибеу через реку Лозон и находился к югу от Ремийи-Сюр-Лозон.

В ночь на 21 июля 3-й взвод работал с остальной частью роты «C» на оборудовании минного поля и установке заграждения из колючей проволоки перед Ле Мулен. Мины и проволока подносились вручную и работа завершена была только к рассвету. Позже в тот же день 3-й взвод установил дополнительные мины и колючую проволоку и переместился на «полуостров» Ле Обрэ, где размещалась 83-я бронекавалерийская разведрота.

22 июля дорожные заграждения и большая часть минного поля были размещены поперек «полуострова». На следующий день  перед минами была установлена колючая проволока. 24 и 25 июля взвод занимался ремонтом дорог в обеспечение предстоящего наступления дивизии.

Течение реки Таут между деревней де Сен и Маршезьё

Полк атаковал 26 июля 1-м и 2-м батальонами, 3-й батальон находился в резерве. Оба батальона медленно продвигались пока не наткнулись на крупное противопехотное минное поле. Партии разминирования выслали вперед и продвижение на этот день было остановлено. На следующий день атака возобновилась в 09:00 и подразделения дошли до де Сен, где снова обнаружилось  минное поле с противотанковыми, противопехотными минами и минами-ловушками. Стало ясно, что оставшиеся силы противника отведены на югу через реку и полк немедленно форсировал Таут.  2-й взвод навел пехотный мост через Таут между де Сен и Маршезьё, а 3-й построил деревянный мост через Таут в 700 метрах западнее. Затем оба взвода присоединились к батальонам, быстро продвигавшимся на юг, как результат успеха операции «Кобра».


Дополнение 1. Статистические сведения по 331-му пехотному полку и 308-му инженерно-саперному батальону за июль 1944 г.

Общая численность 331-го полка по состоянию на 3 июля составила 3208 человек (158 офицеров, 5 уорент-офицеров и 3045 рядовых). Потери к концу месяца составили 240 человек убитыми и 1874 ранеными (66% от численности 3 июля).

Командир полка, полковник Мартин Барндоллар, убит снайпером 4 июля, практически сразу после начала наступления. Сменивший его полковник Джеймс Бендер, убит 11 июля прямым попаданием 88-мм снаряда в его джип. Командир 1-го батальона, подполковник Гарольд Энриксен, погиб 26 июля, командир 2-го батальона, подполковник Джеймс Фабер, погиб при разрыве 88-мм снаряда при атаке 9 июля (посмертно награжден «Крестом за выдающиеся заслуги»), командир 3-го батальона, подполковник Роберт Чил, пропал без вести 20 июля (попал в плен).

Боевые потери 308-го батальона составили 9 убитых, 41 раненый и 1 пропавший без вести. За месяц батальоном установлено 9 колейных мостов, построено 10 легких пехотных мостов и 5 мостов для техники, построено 2 ВПП для  самолетов-корректировщиков, очищено от мин 66 км основных и 35 км вспомогательных дорог,  построено 5 км новых дорог и отремонтировано 11 км существующих, 26 единиц немецкой техники убрано с дорог, заполнено 16 больших воронок, установлено 1200 мин, 2700 метров заграждений из колючей проволоки установлено и 900 снято, взорвано 130 живых изгородей, оборудовано 11 командных пунктов и 3 позиции для 155-мм артиллерии, оборудовано 2 пункта водоснабжения производительностью 75 кубометров в сутки, изготовлено 20000 листов карт, обустроены и поддерживались в работе 2 полевые душевые, похоронено 365 мертвых животных.


Дополнение 2. Современные бокажи
В 2017 году автору довелось побывать там, где происходило действие статьи.

Церковь св. Илария в Меоти, южнее Карентана,
район сосредоточения 331-й пехотного полка 
перед наступлением 4 июля
Грунтовая дорога между Меоти и Сентени,
изгороди в современной Норманди носят по большей части 
декоративный характер
Памятный знак 83-й и 4-й пехотным дивизиям в Сентени
Реконструкторы 2-й бронетанковой дивизии и члены семей ветеранов 
83-й пехотной дивизии у разрушенной церкви св. Мартина в Оё.
Церковь, первое упоминание которой отностся к 11 веку, 
в ходе боев 7 раз переходила из рук в руки

Дополнение 3. Война в бокажах по фотографиям, опубликованным в истории 331-й пехотной полковой боевой группы, изданной после войны в Германии

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий